lili_book_5945

«Омріяний край» Лили Хайд

Британская писательница и журналистка представила в Киеве роман о депортации крымских татар

Лили Хайд десять лет прожила и проработала в Украине. В 2008-м в Великобритании был издан ее роман «Омріяний край». От имени крымскотатарской девочки Сафи в нем рассказывается о том, как вместе с семьей она возвращается на родину из депортации. Однако вместо рая, о котором Сафи всегда мечтала, они сталкиваются с Читать/смотреть далее

Семь человек, изменивших Крым к лучшему

25В рамках спецпроекта Красивая страна «Новый Крым. Неизвестные уголки знакомого полуострова» журнал Фокус называет имена семи людей, изменивших Крым к лучшему. В числе которых и Рустем Скибин. Подробнее здесь.

El-Cheber» — одна из 12 значимых крымскотатарских достопримечательностей Украины

IMG_0388Журналом «Фокус» в рамках проекта «Красивая страна» составлен список «Двенадцати крымскотатарских мест Украины», которые рекомендуется посетить. Среди них и студия керамики «El-Cheber». Студия Читать/смотреть далее

Рустем Скибин и певица, ведущая телепрограммы Acci Biber Эльзара Баталова

Рустем Скибин на кулинарном шоу «Accı biber»

Рустем Скибин на кулинарном шоу «Accı biber» Эльзары Баталовой приготовил старинное крымскотатарское блюдо «noqutlu kyfte» (фрикадельки с горохом). Блюдо готовится в традиционной керамической посуде «saan». Пока блюдо готовилось в духовом шкафу, Рустем сыграл на старинном ударном инструменте «dumbelek».  «Saan» и «dumbelek» изготовлены в мастерской «EL-Cheber» Видео с сюжетом можно просмотреть на Крымском телеканале АТР

Республика. Еженедельник Крыма.

 Гончар Рустем Скибин: «Глине нужна и сила, и мягкость»

Логотип Республика Крым

0_ad90b_7f63e40e_XLИзделия из его гончарной мастерской есть у Джорджа Буша, американского миллиардера Джорджа Сороса, еврокомиссара Штефана Фюле. Рустем Скибин объездил со своими работами полмира: Оман, Турция, Россия, Польша…
Кирилл Железнов
фото: Юрий Лашов

 

республика крым4

рабочий процесс

Рабочий процесс

 

 

 

Читать оригинал >>>

National Geographic. A Jewel in Two Crowns

A Jewel in Two Crowns
Russia’s paradise lost belongs to Ukraine—and that’s where the trouble begins.

 

A Jewel in Two Crowns

A Jewel in Two Crowns

… «Conversation about Crimea was constant in my family,» said Rustem Skibin, a 33-year-old Tatar artist with the hooded eyes and intensity of a falcon. We sat in his studio in back of his house in Acropolis, a village northeast of Simferopol, where the green of coastal Crimea gives way to the long horizon of the hot, dry steppes. «I heard the stories,» he said, «but I didn’t feel them.» The family had been forcibly resettled in Uzbekistan. «In 1991 we came back. Crimea was home. I went to Alushta to see the narrow streets with their small Tatar houses. I felt a sense of belonging and understood what it meant to be Tatar in my homeland.»

It is our motherland, I kept hearing, but whose motherland? For Galina Onischenko, the motherland was Russia. For Rustem Skibin, Crimea was the Tatar homeland and had been for at least seven centuries

Читать полностью ->>>

Не боги горшки обжигают, или «Крымский стиль» Рустема Скибина

Источник: Крымское Время

Не боги горшки обжигают, или «Крымский стиль» Рустема Скибина*
Евгения КОРОЛЕВА

Керамика Рустема Скибина

Керамика Рустема Скибина

В крымскотатарском орнаменте используются мужское и женское начала. Семейное древо, расположенное посредине, — мужской знак, обозначающий стабильность, достаток, устойчивость и силу. А женская структура — вода, характеризующаяся изменчивостью, гибкостью и динамичностью. Каждый элемент рисунка что-то означает: миндаль — девушка, роза — женщина, гвоздика — бабушка, тюльпан — юноша, а кипарис — зрелый мужчина, глава семьи. В основании древа расположен треугольник — символ земли, а в верхней части рисунка находится четверть розы — знак продолжения рода. Кувшин, сосуд, чаша означают дом. У каждого элемента есть и второе значение.

 

Однажды по телевизору маленький Рустем увидел процесс создания стеклянных изделий. Сказка, творимая стеклодувами, просто зачаровала мальчика. Но жизнь свою он связал с менее хрупким материалом — глиной. Первые шаги Еще будучи ребенком, Рустем Скибин не сидел без дела: лепил, резал по дереву, рисовал. После школы получил специальность художника-педагога в училище искусств в Самарканде, где тогда жила его семья. А в 1996 году переехал в Крым. В восточной философии есть понятие гуру — не просто человека, дающего знания, но и показывающего истинный путь, которым нужно следовать. Однако встретить такого Учителя удается далеко не каждому. Рустему в этом плане повезло: в Симферополе он познакомился с художником Мамутом Чурлу, который рассказал парню о наследии крымских татар, натолкнул на мысль о возрождении древнего искусства. Так Скибин стал заниматься керамикой. Первые попытки создания керамических изделий, многочисленные эксперименты с материалом, формой, цветом, неудовлетворенность собственной работой и долгожданный успех… Мастер прошел все этапы творческой деятельности. Но любое дело сопряжено с определенными трудностями. Плодотворно работать, находясь в замкнутом пространстве мастерской, невозможно — через месяц-два начинаешь вариться в собственном соку. У каждого художника существует свое лекарство от творческого ступора. Рустем время от времени «уходит в народ»: в поисках материала организовывает небольшие исследовательские экспедиции по селам и провинциальным городам Крыма, где еще живы традиции прошлого. Старожилы рассказывают о быте крымских татар, растолковывают символику рисунков. Кроме знаний, гончар в поездках приобретает и вполне материальные вещи: древние кувшины, вазы, горшки, так что сейчас у мастера собралась уже мини-коллекция предметов старины. Поэзия орнамента На протяжении 15 лет Рустем воссоздает вещи XVII—XX веков: керамические панно, сосуды различной формы, светильники кандиль, но больше всего ему нравится делать орнаментальные блюда. — Я давно собираю сведения о крымском орнаменте и систематизирую эти данные, а потом использую в работе, — говорит гончар и показывает тарелку с замысловатым узором: такой рисунок можно читать, как книгу. В крымскотатарском орнаменте используются мужское и женское начала. Семейное древо, расположенное посредине, — мужской знак, обозначающий стабильность, достаток, устойчивость и силу. А женская структура — вода, характеризующаяся изменчивостью, гибкостью и динамичностью. Каждый элемент рисунка что-то означает: миндаль — девушка, роза — женщина, гвоздика — бабушка, тюльпан — юноша, а кипарис — зрелый мужчина, глава семьи. В основании древа расположен треугольник — символ земли, а в верхней части рисунка находится четверть розы — знак продолжения рода. Кувшин, сосуд, чаша означают дом. У каждого элемента есть и второе значение. Например, кипарис — это еще и символ потустороннего мира. Часто Рустем создает блюда «под конкретную семью». — Но не путайте эту структуру с генеалогическим древом, — уточняет он. — Орнамент показывает настоящее с развитием на будущее. Это некая программа, которая будет работать через время. А вот рисунок своей семьи Рустем писать не пробовал. — Для других делать интереснее, — утверждает мастер. Сейчас художник украшает орнаментом не только сувенирные блюда, но и обычные кувшины, горшки, хотя в прошлом такое не было принято. — Крымскотатарская посуда была лаконичной, простой. На ней изображали только линии, хотя они тоже были четко выстроены. Только в 30-х годах прошлого века в артели «Иллери» в Бахчисарае стали украшать посуду орнаментом, — поясняет Рустем.

В ритме сердца Помимо прочего, Рустем делает и музыкальные инструменты: думбелеки — керамические барабаны, обтянутые козьей кожей (в Средней Азии и Турции использовалась рыбья), давулы и бубны даре. — Больше всего мне нравятся ударные инструменты. Ими может овладеть практически любой человек, ведь у каждого есть внутренний ритм, и он может воспроизвести его. И у всех он будет разный, — уверяет гончар. Изначально думбелек был военным инструментом и использовался, как азбука Морзе, для передачи информации на расстояние. Давулы выполняли функцию психологического оружия: устрашающе воздействовали на противника и поднимали боевой дух крымских татар. Но потом эти инструменты стали использоваться в мирной жизни. Чтобы научиться делать инструменты, Рустем долгое время собирал письменные источники и старинные гравюры. Изучал аналогичные барабаны других народов. — Я постоянно экспериментирую, ведь звучание барабана зависит от многих факторов: размеров, формы корпуса, выделки кожи. Без творческого поиска тут не обойтись, — утверждает мастер. Нередко инструменты у Скибина приобретают профессиональные музыканты. Так, один из барабанов купил Рустем Бари — ударник, играющий в группе знаменитого Дидюли. Пробовал керамист делать и другие музыкальные инструменты, но эти эксперименты быстро прекратились. — Чтобы изготовить инструмент, на нем необходимо уметь играть, а для этого нужно постоянно заниматься. Я не люблю говорить о нехватке времени, но все дело именно в этом. Хочется сделать столько всего, но это просто невозможно. Я очень много времени провожу в мастерской, даже сплю тут порой, но это доставляет мне удовольствие. Словом, работая, я отдыхаю. Раньше достигал поставленной цели и думал: а что теперь? Сегодня у меня все расписано на несколько лет вперед. «Чатыр-Даг» объединил нас» В небольшой, но уютной мастерской «Чатыр-Даг» над столами склонили головы девушки: одна выводит узоры, вторая вышивает. На широкой тахте стоят незаконченные кувшины, на стенах развешаны фотографии с выставок и тарелки, украшенные орнаментом. Скибин, являющийся членом «Чатыр-Дага», рассказывает, что крымскотатарские умельцы объединились около трех лет назад. Оно и понятно: вместе легче преодолевать трудности, которых всегда хватает, проще реализовывать креативные программы и устраивать экспозиции. В состав творческого объединения входит около 20 ремесленников, которые сегодня в рамках проекта «Крымский стиль» под руководством уже упоминавшегося выше Мамута Чурлу возрождают традиции прошлого. Одной из основных проблем мастеров остается финансовая. Но в последнее время появились меценаты, которым небезразлично искусство своего народа. Они помогают организовывать выставки, и то, что недавно казалось несбыточными мечтами, становится реальностью. — Полгода назад мы даже говорить не могли о проведении конкурса по вышивке и золотому шитью, — вспоминает гончар. — Это казалось нереальным. Тем не менее выставка состоялась, и в ней приняло участие около 50 мастеров. В «Чатыр-Даге» представлено несколько направлений прикладного искусства: вышивка, ювелирное дело, чеканка, резьба по дереву, керамика, ковроткачество, роспись, а также графика и этнический дизайн. Сейчас многие старинные профессии незаслуженно забыты, например пуговичника. — Но мы стараемся возродить интерес к прикладному искусству. В частности, привлекаем молодежь в нашу творческую мастерскую, учим желающих азам ремесленничества, — рассказывает симферопольский мастер. В Бахчисарае Рустем с коллегами уже два года преподают детям по выходным: — Сначала даем базовые знания гончарного искусства, а потом индивидуально занимаемся с ребятами в зависимости от их способностей и интересов. Некоторые ученики уже достигли определенного уровня и наравне с педагогами принимают участие в выставках. «Мне еще рано выставляться» Вещи, сделанные руками народных мастеров, сейчас практически не используются в быту, ведь есть обычная посуда, которую можно приобрести на любом рынке. Авторские изделия все чаще приобретаются в качестве сувениров. Хорошие деньги за профессионально сделанные вещи готовы выложить коллекционеры. Правда, как утверждает Скибин, в Крыму их пока не очень много. Ценители прекрасного в основном обитают в больших городах: Киеве, Москве, Санкт-Петербурге. Российские покупатели только начинают открывать для себя крымскотатарскую культуру. Не так давно наши мастера экспонировались в Москве, и столичные жители очень хорошо приняли крымских гостей. Аналогичная выставка прошла и в Варшаве. Но если поездки за границу пока случаются не часто, то по украинской земле ремесленники путешествуют весьма активно. Члены «Чатыр-Дага» принимали участие в фестивалях «Країна мрій» и в Музее народной архитектуры и быта Украины «Пирогово». Выставки также проходили в Мариуполе, Донецке, Львове, Киеве. А вот собственных, авторских экспозиций у Рустема не было. — Мне пока рано выставляться. Кроме того, подготовка выставки требует много времени и энергии. Лучше направлю силы на саморазвитие,— заканчивает разговор собеседник.

 

1  — или «Крымский стиль» Рустема Скибина*
Евгения Королева допустила ошибку в названии — «Крымский Стиль» — проект известного крымскотатарского художника и мастера Мамута Чурлу.

Глина, в которой осталось дыхание мастера

Источник: Первая Крымская

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

Деревья, на которых растут то башмаки, то монеты, не раз в своих книгах «выращивали» писатели и поэты. А что бы вы сказали о… посудном дереве, на ветках которого покачиваются маленькие плошки, чашки и кувшинчики? Именно такое есть во дворе у известного крымского мастера-гончара Рустема Скибина, и все керамические украшения его рук дело. К весне у мастерской еще появятся сооружения из глины, куда смогут заселиться озабоченные квартирным вопросом птицы. Впрочем, здесь все — от глазурованных нарядных блюдечек и посуды, изготовленной по старинным образцам, до керамических барабанов, обтянутых козьей шкурой, — напоминает о главном деле, которому Рустем посвятил жизнь.

Это тот редкий случай, когда человек не делит свое время на части, посвященные работе, семье, увлечению, друзьям. У Рустема Скибина жена сама человек искусства, занимается вышивкой, а с мамой можно обсудить все тонкости гончарного дела. Друзья — мастера, занимающиеся керамикой, и разговоры все равно вьются вокруг формы и назначения посуды, особенностей материала и новых идей. Работа… Ну с ней-то все понятно, она же является главным хобби, а также отдыхом. Если на каждый его день взглянуть с этой стороны, то придется признать, что мастер — самый «отдыхающий» в Крыму человек.

Обыкновенное чудо

В теории если человечество не стремилось бы так к новизне во всем, то могло бы и по сей день благополучно жить, воздавая хвалу глине. Ведь так и было когда-то: крепкие и достаточно прочные стены возводили из этого материала, смешав его с песком и нарезанной соломой, из керамической черепицы мастерили долговечные крыши. Чем плоха глиняная печь и такие же лежанки? Все вещи помещались в глиняные шкатулки и короба, для продуктов находилось место в самых разных сосудах, дети забавлялись керамическими фигурками и свистульками, взрослые сооружали водопроводы из глиняных труб, а приверженцы табака покуривали керамические трубки.

Рустем Скибин вырос в Самарканде, волшебном городе, где по сей день сохранились династии мастеров, от отца к сыну передающие секреты того семейного дела, которым занимались веками. «Тяга к тому, чтобы что-то сделать своими руками, была всегда, — вспоминает Рустем. — Отец мой резал по дереву, меня сначала тянуло к стеклу: просто завораживали те формы, которые можно было придать материалу. Я окончил Самаркандское училище искусств, но тогда еще не сделал свой выбор. Не раз наблюдал в мастерских за работой гончаров, но это был просто интерес». Но зароненное в Самарканде зерно проросло в Крыму. Когда Рустем переехал сюда, то ему удалось устроиться на работу на предприятие, которое как раз занималось выпуском керамики. Здесь он уже и познакомился основательно с техникой, материалами, позже произошло знакомство с традиционным искусством.

…Это маленькое чудо, когда из глиняного кома на гончарном круге вдруг вырастает тулово сосуда, а потом над ним распускается венчик, в мастерской Рустема происходит каждый день. Мелькание гладких, жирно поблескивающих глиняных боков, по которым убегают вверх тоненькие полоски, просто завораживает. На рождение будущего сосуда смотреть можно бесконечно, как на горящий костер. Гончарный круг мастер приводит в движение, как в старину, ногами, а руки осторожно и бережно скользят то внутри, то бережно прикасаются к наружным стенкам. Только со стороны кажется, что это несложно: знай вращай себе круг! Впрочем, Рустем и не отрицает, что «выкрутить» изделие порой можно и за три минуты, — но в том-то и дело, что это только один из этапов работы. Самое сложное — замысел, который рождается внутри мастера, зреет и требует точного воплощения. Тогда можно просидеть за кругом и несколько часов, и несколько дней, пока, наконец, не получится то, что хотелось.

«Кардиограмма» на кувшине

Справедливым, наверное, будет сказать, что глина — самый благодарный материал, на века и тысячелетия сохраняющий память о человеке, который когда-то что-то из нее сделал. Она может, например, рассказать, где он жил, или, точнее, из какой местности происходит глина, потому что ее состав заметно отличается в каждой местности. Может быть, в древности гончары были такими же разборчивыми, как современные, предпочитая конкретную глину, — Рустем, например, за материалом ездит в Кировский, Белогорский или Симферопольский районы, хотя его, пригодный для работы, можно взять и поблизости от дома. Крым вообще исключительно богат хорошей глиной, залежи есть практически везде — и везде разные.

На глине остаются отпечатки пальцев и ладоней, по ним специалисты могут выяснить, были ли это мужчина, женщина, ребенок, какого роста и возраста. С помощью современных технологий определяют и конструкцию круга, скорость, с которой он вращался, читают и те самые линии, возникающие, когда изделие вращается на гончарном круге, — по ним можно определить, насколько ловко двигались руки мастера, и узнать даже о… его сердцебиении в момент, когда рождалась керамика. Вот такая, можно сказать, кардиограмма, записанная на кувшине или миске. «Когда работаешь, то невольно задерживаешь дыхание, — объясняет Рустем. — Конечно, пульс учащается или замедляется, меняется ритм работы — и все это как бы записывается на изделии. И не только это: громкие звуки в помещении тоже могут вот так запечатлеться».

Когда Рустема захватило увлечение традиционной крымскотатарской керамикой, он принялся собирать старые и старинные сосуды. Находил на них и отпечатки пальцев, и следы, которые ему рассказывали, как было поставлено дело в мастерской, откуда давным-давно вышло изделие. Например, на нескольких старинных сосудах ручки явно сделаны другими, менее умелыми руками — это говорит о том, что такая работа перепоручалась ученикам: либо это был один из этапов обучения, либо мастер, чтобы ускорить производство, не разменивался на такие детали. Все-таки в те времена гончары занимались своим делом не ради искусства, а чтобы прокормить семьи. Кстати, об учениках: у Рустема Скибина они тоже есть, правда, он берет только тех, которые в чем-то похожи на него самого и влюблены в глину. Он отбирает тех, которые ощутили свое призвание, силы, не обделены талантом и фантазией, — и ученики его не разочаровывают.

От люстры до барабана

Немало посуды, которая выходит из мастерской Рустема Скибина, сделано в крымскотатарских традициях — эти вещи ничем не отличаются от тех, которыми пользовались в Крыму и несколько столетий, и век тому назад. Сама их форма была приспособлена под те или иные хозяйственные нужды. То есть если это крынка, то у нее должно быть широкое горлышко, чтобы свободно входила рука и было удобно мыть сосуд. У крымскотатарских хозяек в прошлом веке была отдельная посуда для переноса и разлива воды — с широким горлом: в нее попадало больше воды. А вот хранилась влага уже в других кувшинах, откуда она не могла быстро испаряться и долго оставалась прохладной. Удлиненный сосуд — куза — предназначался для солений, а огромный приземистый кульчарек мог служить и для хранения сыпучих продуктов, и как цветочный горшок — в последнем случае сам хозяин пробивал в донышке дыру. Были «узкоспециализированные» сосуды, в которых хранили масло, молочные продукты, зерно. Зажиточность дома нередко определялась количеством и разнообразием посуды в нем.

Нарядную посуду с глазурью и замысловатыми узорами привозили в Крым из-за границы, купить ее могли только состоятельные люди. Но все-таки для большинства обитателей полуострова посуда была прежде всего незаменимой в хозяйстве вещью. Узор на ней был обычно лаконичный: волнистая линия символизировала драгоценную в Крыму воду, точечки означали зерна, то есть благополучие и изобилие.

Богатые люди могли позволить себе и такую роскошь, как керамические светильники: разукрашенные глазурованные «люстры» подвешивали к потолку, а внутрь вставляли свечи. Бедные довольствовались глиняными подсвечниками.

В мастерской Рустема стоят несколько керамических барабанов, обтянутых козьей шкурой. Такими, деревянными или глиняными, пользовались несколько веков назад в войсках: с их помощью подавали сигнал, а может быть, и запугивали противника, потому что звук получается необычайно громким и звонким. Позже б

арабаны стали спутниками людей более мирной профессии, их очень любили музыканты. Да и в наше время профессионалы, испробовав сделанные Рустемом барабаны, признали их отличными инструментами.

Люди сами выбирают из собственного прошлого то, что им дорого, с чем не хочется расставаться. Поэтому и живо сегодня искусство гончаров, поэтому и тратят сами мастера столько сил, чтобы вернуть забытое и воскресить кажущееся утраченным. И мы каждый раз будто касаемся их рук, когда берем «живую» вещь, выращенную из глиняного кома под аккомпанемент сердца мастера.

Рустем СКИБИН — профессиональный керамист, хозяин творческой мастерской «Эль-чебер»

Источник: Авдет

Рустем Скибин за работой в мастерской El-Cheber

Рустем СКИБИН — профессиональный керамист,
хозяин творческой мастерской «Эль-чебер»

Однажды Мамут Чурлу познакомил меня с крымскотатарским орнаментом. Это было самое важное знакомство в моей жизни. А Мамут агъа стал главным моим учителем и наставником.

Чем больше я изучаю историю создания крымскотатарского орнамента, тем больше ее границы расширяются для меня.

Пикассо в своей картине “Девочка на шаре” изобразил две фигуры – хрупкую, балансирующую на шаре девочку и массивного, неподвижно сидящего на кубическом основании атлета. Квадрат – это устойчивая, стабильная форма, это камень, это сила и мощь, это свойства мужчины. Круг имеет женское начало, это динамичная и изменчивая форма. В искусстве нужно уметь читать между строк. Орнамент – это не просто гармонично сочетающие геометрические фигуры, это зашифрованные истории.

Самая отличительная черта крымскотатарского орнамента – это асимметрия в цвете.

Золотая нить и растительные красители сформировали традиции цвета крымскотатарского орнамента. Камерность к нам пришла из быта. Дома, стены, комнаты, мебель – все это было маленьким, поэтому и предметы обихода не были большими. В современном глобальном мире появляются большие монументальные вещи, и наше искусство начинает выходить за традиционные рамки.

Любое ремесло подразумевает труд. Есть у тебя настроение, нет у тебя настроения – останавливаться нельзя.

У моих знакомых родилась дочь. Девочка очень любит смотреть на орнаменты, изображенные на расписной тарелке. Ребенок с детства впитывает в себя эту информацию. Повесив на стену одну такую тарелку с национальным орнаментом, человек уже приобщается к своей культуре.

Чтобы научиться чему-то, ты должен стать губкой. Обычно я говорю это своим ученикам на первых занятиях. В первую очередь они должны научиться копировать орнамент. Пока ты не впитаешь в себя все навыки нанесения орнамента, ты не сможешь вылить их. Это очень важно.

Мальчишкой я часто захаживал в старые мастерские и подолгу мог просто смотреть за работой мастеров. Меня жутко тянуло ко всему прикладному. Глина, гипс, дерево, металл – я придавал форму всему, что попадалось под руку.

Экс-президент Виктор Ющенко как-то прослушал мою лекцию о крымскотатарском орнаменте, и слушал он очень внимательно. А потом взял изделие и нарисовал казака с бандурой.

Я люблю нагруженный орнамент. Я заполняю все пространство. Хотя пытаюсь сейчас работать и с воздухом. Но мое внутреннее ощущение, внутреннее восприятие все-таки требует максимума и в цвете, и в самой форме.

Есть какая-то магия в гончарном круге. Мне нравится наблюдать за гончаром даже больше, чем самому крутить глину. Говорят, что можно бесконечно смотреть на воду, огонь и небо. Я могу бесконечно долго наблюдать за кручением гончарного круга.

Меня вдохновляет запах истории. Нашел старый кувшин, и он словно зажигает что-то во мне. И пока я не сделаю его точной копии, не останавливаюсь.

Терпение мне передалось по наследству. Прадед был парикмахером, дед по отцу – часовым мастером, отец – мастером по дереву. Кропотливая работа дается мне легко.

Вместе с соседскими детьми мы частенько собирались и делали глиняные лепешки, наполняли их пылью и с грохотом разбивали об асфальт. Сосуд буквально взрывался облаком пыли. Эти лепешки можно по праву назвать моими первыми глиняными изделиями.

Лучше гор могут быть только горы. Я люблю ходить в горы. Они освобождают и наполняют одновременно. В горах ты избавляешься от проблем и до краев заполняешься их энергией. Это даже описать сложно!

Думбелек – это народный крымскотатарский инструмент. Когда я создаю свои думбелеки, я уже наперед знаю, какой звук они будут издавать. Выделка, толщина кожи, форма корпуса – все это влияет на рисунок звука. Каждый думбелек «рождается» со своим характером, а потом приходит музыкант и выбирает тот инструмент, который ближе его манере исполнения.

Глина – самый благодарный материал. Она может служить веками, она открыла историкам тайны давно ушедших веков. Она – живая. Глина не терпит скорости. Если ты начал делать какое-либо изделие – ты привязан к процессу и не имеешь права на отдых, пока не завершишь начатое. Глина организует твой ритм работы.

Человек не способен воспринимать каждое седьмое слово, сказанное ему. Аналогично и с визуальным восприятием. Современное искусство строится на минимализме. Так человеку комфортнее. Все гениальное просто, но в этой простоте и заключается вся сложность. Сделать что-то простое, удобное, необычное и не избитое сегодня весьма сложно.

Крым – это кладовая для гончара. В каждом селе здесь можно найти хорошую глину для керамики.

Счастье – это заниматься любимым делом!


ДОСЬЕ:
Рустем СКИБИН
Родился в 1976 году в Самарканде. Окончил Самаркандское училище искусств по специальности художник-педагог. Кандидат в члены Союза народных мастеров Украины.
Изделия из творческой мастерской Рустема Скибина украшают дома во всех уголках мира. Как сувениры, их презентовали чете Бушей, Джорджу Соросу, бизнесменам, артистам, политикам, послам и консулам. Ученики находят Рустема со всей Украины, в их ряду был и экс-президент Виктор Ющенко.

Подготовила Ай-мелевше